Чау-чау — однолюб с ранимой душой

Чау-чау — однолюб с ранимой душой

Среди огромного разнообразия пород собак особняком стоит удивительная порода – чау-чау. Не то медвежонок, не то львенок… И по характеру — скорее кошка. Чау-чау – великолепный спутник того, кто любит спокойствие.

У собаки этой необычная внешность: роскошный воротник из мягкой шерсти, массивная голова с морщинками и унылым выражением морды. Низкий, грубый, как бы давящий лай – другая особенность этой породы. Но самое удивительное – фиолетовая окраска языка! Причина такой окраски пока не имеет достоверного объяснения.

До настоящего времени не выяснено, откуда же родом эта собака: из Китая или попала в Китай из Тибета и Маньчжурии. Предки ее, по-видимому, мастиффы и северные ездовые собаки (лайки, хаски, поморские шпицы).

Откуда такое название – чау-чау? Существует такая легенда. Когда-то давно, встретив в Китае собаку с обликом льва, европеец спросил, как она называется. Китаец ответил: «Чау-чау» (по-китайски – chou-chou, по-английски – chow-chow). Правильнее было бы услышать «чао-чао», но европеец не смог различить тонкие оттенки китайских гласных звуков, и за породой закрепилось название «чау-чау». Сказав «чао-чао», китаец хотел ответить, что эта собака, которая все видит, что она очень осторожна, хитра, проворна и сильна, короче – настоящая охотничья собака. А еще это слово обозначает: хороший, съедобный и ряд других понятий.

Наиболее древнее упоминание в виде изображения чау-чау было найдено на бронзовой чаше китайской династии Шу (III век н.э.). Ассирийские, древнеиндийские хроники свидетельствуют, что собаки эти были могучими и агрессивными. «Лев с собачьей головой», — называли их кочевые племена и использовали для охоты на диких зверей, а также для охраны стад домашних животных.

Чау-чау считались и боевыми собаками. Древняя китайская легенда рассказывает о вторжении в Северный Китай кочевых племен. Кочевники «привели с собой множество огромных, похожих на львов, собак с черными языками. Каждая такая собака подчинялась воину, который добивал врага, сбитого с ног, с помощью огромной собаки». В летописях древние чау-чау упоминаются как исключительные собаки, называли их «ман-ку», что означает «собака диких кочевников».

Время шло, и собаки стали терять свое значение как охотничьи и боевые. Их стали использовать на мясо и мех. В древнем Китае ели много собачьего мяса. Отсюда второе название – «китайская съедобная собака».

Итальянский мореплаватель Марко Поло долго жил в Тибете, где встречал не только тибетских догов, но и чау, и описывал эту собаку как милого друга семьи, ласкового ко всем ее членам, но подчиняющегося только одному из них. В Европу известия о чау принес именно этот путешественник.

Мода на диковинки и послужила переходом от охоты к декоративному прозябанию. В Англию моряки привезли этих собак в 1780 году как экзотических зверей и почти сто лет их целенаправленным разведением не занимались. Чау содержались в зоологических садах как полудикие собаки наравне с австралийским динго. Старейшее в мире объединение собаководов в Англии – «Кеннел-клуб» — зарегистрировал первых чау в 1877 году как «китайских собак». Современное название порода получила в 1894 году. Эта собака стала популярной в высших кругах Англии, а затем и Америки. В результате селекции она стала приобретать более изысканный облик.

В России чау-чау появилась сравнительно недавно. Самые первые собаки были заведены в Москве и Ленинграде после 1945 года. Они были невысокого экстерьерного уровня. В 1970 завезли немецких чау, а с 1980 стали завозить и английских собак. Порода сразу приобрела статус декоративной. Из-за того, что не все собаководы смогли воспитать своего чау, за собакой закрепился ярлык неуправляемой.

Собака-кошка

Жесткое воспитание для чау не годится. Оно вызывает в нем сопротивление и упрямство. Унижение и подлизывание ему чужды. Не стоит добиваться любви собаки с помощью лакомств, а также пытаться сломить ее сопротивление грубым обращением или побоями. Чау величественный и серьезный, абсолютно самостоятельный и независимый, с крепкими нервами, не позволяющий поработить себя дрессировкой. А еще очень преданный пес.

Движения чау ловкие, кошачьи. Когда собака идет по бревну, то обхватывает его сбоку лапами, выпуская когти. Другие породы собак реагируют на чау, как на волка, сторонясь его.

Чау-чау исключительно чистоплотен. Несмотря на обилие шерсти, линяет один раз в году, обычно весной. Вычесывая собаку, можно получить несколько сот граммов отличного пуха.

Дома не доставляет бытовых неудобств: не рвет шторы, не грызет мебель, ходит бесшумно. На улице сторонится луж, чтобы не испачкаться. В снегу чувствует себя вольготно, делает в сугробе ямы и с удовольствием валяется в них. К чужим чау-чау недоверчив, однако агрессию не проявляет.

В семье, в которой живет, чау САМ выбирает хозяина и, будучи однолюбом, сохраняет лишь к нему неограниченное доверие и любовь. К любимому человеку бывает критичен, замечает его промахи по отношению к себе, но все же прощает их. Когда хозяин возвращается домой, питомец встречает его бурно и весело, а в остальных случаях очень сдержан, симпатии проявляет почти незаметным касанием носа, еле слышным поскуливанием и дрожанием хвоста.

В случае смерти хозяина собака становится хмурой и безразличной к жизни. Под внешним обликом величественной «собаки-льва» на самом деле скрывается по-детски ранимая душа. Привязанность чау может заслужить только добрый, сердечный человек.

Чау-чау не рекомендуется брать в дом в позднем возрасте. В книге «Человек находит друга» К. Лоренц пишет так: «Купив щенка чау в подарок жене, я вынужден был подержать его некоторое время у своей сестры. За несколько недель щенок признал свою «временную» хозяйку и затем помнил всю жизнь и радовался ей, как никому другому».

Интересно поведение чау. Он понимает малейший приказ, кивок, движения рук и глаз, но делает вид, что ничего не видит и не слышит. Если приказ поступил от хозяина или хозяйки, собака послушается и придет, правда, не сразу. А если прикажет кто-то другой – проигнорирует.

Отчего чау так спокойна и невозмутима? Все дело в психологии породы. Она характеризуется сосредоточенностью на своем внутреннем мире, замкнутостью, обращенностью на самого себя, созерцательностью. Ну, прямо тибетский монах!

Мне посчастливилось общаться с чау-чау. Уже возле входной двери я была встречена басистым лаем, и заходить в дом стало страшновато… Увидев «страшного» зверя первая мысль была: «Медвежонок что ли?» Собака подошла ко мне, обнюхала, рыкнула еще раз – для порядка – и отошла, не проявляя больше ни малейшего интереса.

В доме чау вела себя абсолютно по-кошачьи! Ходила, где захочет и когда захочет. На зов откликалась поворотом головы, не более. Мое желание поиграть или почесать за ушком игнорировалось. А вот когда ей самой этого хотелось, она подходила, тыкалась мордой в колени и подставляла свой мохнатый бочок. Становится как-то не по себе, когда знаешь, что в доме собака, и в то же время ее не видно и не слышно. Впечатление такое, что она на что-то обижена. Грустный взгляд добавлял масла в огонь. Так хотелось приголубить, побаловать. Но «телячьи нежности» наш милый пес не принимает.

Очень любит чау ласковые слова. А вот когда ее ругали, псинка обижалась – отходила подальше и долгое время не показывалась. Вероятно, занималась анализом и самосозерцанием. Отходила быстро. Первый признак прощения – собака у наших ног. По натуре я – кошатница. Но чау-чау очень удивила меня своим характером, ну просто кошка!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *