Пудель — самая «очеловечившаяся» порода

Пудель — самая «очеловечившаяся» порода

Пудель – порода уникальная и неповторимая. По мнению англичан — пудели еще не люди, но уже и не собаки. Первую часть этой фразы можно смело опустить, ведь пудели – сверхумные и сообразительные существа.

Пуделей часто считают пафосными и чопорными, однако углубившись в историю, вы узнаете — их изначально создали для длительной работы. Тот факт, что пуделя — отличные собаки для охоты, не должно вызывать удивление. Даже своими необычными стрижками они обязаны охотникам, специально выстригавшим их в определенных местах для повышения мобильности, оставляя другие области для сохранения тепла. Первоначально пудели были выведены как водяные ретриверы. Однако по охотничьим навыкам, они не только не уступают лабрадорам, но даже превосходят их в умении обучаться.

Если вам на улице довелось повстречать злого, истеричного пуделя, постоянно лающего на окружающих, значит, перед вами не собака, а ее хозяин. Пудели не просто похожи на своих владельцев, они их зеркальное отражение. Если собака открытая, добродушная, значит таков и ее хозяин.

Неспроста Мефистофель предстал перед Фаустом в образе пуделя. Сообразительность пуделей, выдающихся мастеров цирковой арены, в период Средневековья была навеяна мистикой, привлекая внимание жестокой инквизиции. Среди студентов смышленость пуделей символизировала умение постигать науки, в те времена каждое их сообщество в Западной Европе непременно имело своего любимого пуделя вплоть до 17 века.

Талантливые пудели талантливых людей
Великий композитор Рихард Вагнер не появлялся на репетициях оркестра без своего любимого пуделя. При фальшивом звучании инструментов, собака поднимала лай. Если дирижируя, композитор с негодованием вздымал руки вверх, заслышав фальшивую ноту, пес снова реагировал лаем.

По поводу смерти своего пуделя в 1787 году Людвиг Ван Бетховен написал «Элегию».

Существует множество картин, датированных 14-15 вв., запечатлевших пуделей со своими хозяевами.

«Животные, подобно людям, наделены правами. Однако западному миропониманию свойственны невиданные бесчеловечность и самолюбие, ведущие к безрассудству, лишающие общество гуманного начала по отношению к ним», — так писал великий немецкий мыслитель Шопенгауэр. Он держал пуделей со студенческой скамьи. Повзрослев, Шопенгауэр отличился своими упреками в отношении учения христиан, в части их безразличного отношения к животным. Его коричневый немецкий пудель Буц был последней собакой философа. Он был «музой» стареющего Шопенгауэра на каждодневных прогулках, когда того озаряли самые выдающиеся мысли. В моменты особой привязанности, Шопенгауэр называл пуделя «Atman», что означало «жизненное начало, душа». Когда же философу надо было отругать свою «душу», он рявкал «Ты, человек!», бросая на собаку недовольные, упрекающие взгляды. Для жителей Франкфурта философ с пуделем стали своеобразной достопримечательностью.

В своей усадьбе в Житомире у писателя Куприна был собственный приблудившийся пудель по прозвищу «Негодяй». Куприн любил собак больше, чем людей, в своем дневнике он писал: «У нас на глазах собаки все больше очеловечиваются. Но всюду так много примеров особачившихся и освинячившихся людей…»

Мусташ – герой Аустерлица

Мусташ (Усач) был черным немецким пуделем (из Нормандии 1799 г.), любимцем французского полка гренадеров. Усач принимал активное участие в австрийской кампании во времена наполеоновских войн. Он присутствовал при битве на Маренго, ему приписывается разоблачение австрийского шпиона и спасение отряда от внезапного нападения противника.

Однако его главным достижением был Аустерлиц. Молодой прапорщик, несущий полковое знамя, смертельно раненный и окруженный врагом, последними усилиями он пытался спасти флаг, обернув его вокруг тела. Усач пришел на выручку; он не мог помочь молодому солдату, но попытаться спасти то, за что тот отдал свою жизнь. Зубами и лапами он ловко размотал знамя. Держа его во рту, он с триумфом понес его назад к своим рубежам

Ветеринар Филипп де Вайлли, повествует, как под огнем орудий собака бросилась к телу несчастного знаменосца и забрала флаг. За это пес был награжден медалью за храбрость, его имя было вписано в полковые книги, в качестве полноценного солдата, которому полагался паек и оплата за службу. Впоследствии, пудель был удостоен носить трехцветный ошейник с серебряной медалью, на которой с одной стороны была выгравирована надпись: «Усач, французский пес, храбрый боец, достойный уважения», а с другой: «в битве при Аустерлице, он сломал ногу, спасая флаг своего полка». Собаку представили императору Наполеону, для которого он исполнял различные трюки, в том числе самый известный трюк, когда он поднимал лапу при упоминании врагов императора.

Усач последовал за своим батальоном, когда тот перебросили в Пенинсулу, и при осаде Бадахоса пушечное ядро ударило неподалеку от собаки. Солдаты похоронили пуделя прямо на месте гибели. Он был предан земле вместе с ошейником и медалью под скромным камнем с простыми словами: «Здесь лежит храбрый Усач» К сожалению, после войны испанцы разрушили камень. По приказу инквизиции кости храброй собаки были сожжены.

Мучуч – помощник солдат

После битвы при Талавере (27-28 июля 1809), генералу Грэхему, впоследствии лорду Линедоху, рассказали о пуделе, что лежал на могиле испанского офицера и отказывался от пищи. Он пожелал, забрать его в свои апартаменты, однако слуга вернулся ни с чем, пожаловавшись, что собака не позволила даже приблизиться к ней. Тогда генерал приказал взять столько солдат, сколько было достаточно, чтобы забрать одного единственного пса. Спустя время, Мучуч был отправлен в Шотландию, к другу генерала Финтри, в его семью, проживавшую в Эдинбурге. В их доме Мучуч жил несколько лет, радуя всех домочадцев.

Это был большой коричневый пудель, с ушами, простреленными в бою. В те дни пушки из близлежащего замка одержали много побед, заставляя собаку при каждой стрельбе впадать в состояние сильного возбуждения. Через распахнутую дверь дома он бежал напрямик в замок к пушечной батарее. Спустя время в таких случаях солдаты ожидали его присутствия. Собака любила солдат и всячески помогала им. Прослышав историю пуделя, было разрешено привести и познакомить собаку с охраной Дворца, где охранники подходили и отдавали честь старому герою.

Мучуч закончил свои дни мирно, в доме Финтри. Взяв на себя роль собаки-пастуха, он выгонял стаю индеек в поля по утрам, загоняя их обратно домой вечерами».

Лео – преданный защитник

Судьба бедного Актона была особенно печальной, как и участь его любимого пуделя, Лео. Этот прекрасный пес был на протяжении многих лет самым преданным и верным компаньоном хозяина. Лео был острижен под вид самого свирепого льва, но это было только внешнее сходство; пес отличался добрым, игривым нравом. Его коньком были представления на воде, когда он нырял или прыгал за борт, а затем карабкался назад по веревке, перекинутой через край лодки. Лео был постоянным спутником хозяина, на все случаи купания.

Однажды в ночь, перед происшествием (1 мая 1819), Актон отправился на сеанс игры в карты, и, по возвращению, решил искупаться. Расслабившись после утомительной ночи в ванной, будучи беспомощным и беззащитным, он был безжалостно заколот штыками вражеских агентов. Его верный пудель Лео решительно набросился на злодеев в тщетном стремлении защитить своего хозяина, но был убит столь же жестоко и безжалостно.

Малин — контрабандист

В 18 в. большой общественный резонанс получило дело «Таможня Франции против пуделей», спровоцированное пуделем по кличке Малин. В среде контрабандистов он слыл под прозвищем «сундук с золотом». Хозяин пуделя, будучи бедняком, стал тайно переправлять из-за границы дорогие кружева, используя свою собаку. Его напарники, позавидовав, донесли таможенникам на большого белого пуделя, обозвав его ловким изворотливым контрабандистом. Однако поиски белого пса были тщетны, пока власти не получили очередной донос, о том, что пудель теперь доставляет кружева под шкурой, окрашиваемой хозяином в различные цвета.

Дело обернулось травлей пуделей всех форм и расцветок. Это, к сожалению, не остановило контрабандиста. Его пес Малин продолжал тайно исполнять поручения, прячась и ожидая хозяина в укромном месте. При появлении, тот распарывал нитки, скрепляющие шкуру на коротко остриженной собаке, снимал намотанные на нее кружева и отправлялся продавать их в Париж. С такой торговлей он стремительно разбогател.

Читайте также

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *