Ушки домиком

Ушки домиком

В тот день, после ссоры с близким человеком, даже предстоящий праздник был не в радость: настроение – так себе, ощущение чуда – на отметке «ноль». И это несмотря на то, что «на носу» — восьмое марта, само собой подразумевающее дарение всевозможных вкусностей и красивостей.

Однако чуду всё-таки суждено было случиться: оно сидело на улице в небольшой коробке из-под печенья, ну или какого-то другого продукта питания, а наружу из-за стенок коричневого картона торчали «домики» ещё не успевших подняться до конца ушей. Да ещё два больших, чёрных, немного испуганных и немного уставших от изнурительной «торговой» процедуры глаза. Обладателем неизвестного существа был старый-старый дед – настолько старый, что, видимо, его органы слуха уже отказывались ему дальше служить, и поэтому за одной из ушных раковин у него был «прилеплен» традиционный слуховой аппарат в виде запятой.

Не остановиться около коробки было невозможно: не из-за старика, выглядевшего на фоне оживлённого уличного движения достаточно колоритно, а из-за взгляда щенка, который был настолько трогателен, что просто опустить глаза и пройти мимо было никак нельзя. Да и не хотелось почему-то. Видимо, тот щенок, что сидел в коробке, ждал именно меня: ему суждено было в это момент стать для меня той «палочкой–выручалочкой», за которую непременно хотелось ухватиться, для того чтобы вмиг оттаять душой и обрести, наконец, внутреннюю гармонию. В общем, произошло то, что и должно было в этот день случиться. Наверное, это была любовь с первого взгляда.

Заглушая безумным криком уличный шум, с трудом удалось выведать у дедули, что то маленькое и рыжее, что сидит в коробке, окрещено Шустриком, и ему восьмого марта — ровно три месяца… «Дома ещё таких четыре, — говорил, словно сам с собой, дед. — Кормить их больно тяжело, обсосали меня совсем…» Пока он вёл своё монотонное повествование, я извлекла «чудо» наружу: собачонка была совсем маленькой, но очень славной. Она дрожала, стоя на тоненьких ножках – не то от страха, не то от весенней свежести. Какой щенок окажется породы, определить было весьма сложно – да и нужно ли было? Ведь в его лице, а вернее, в остренькой маленькой мордочке, требовался друг, а не элитный производитель, о котором в данный момент достаточно тяжело было сказать, что он Шустрик.

Правда, на руки ко мне малыш взобрался довольно быстро и уверенно, как будто почувствовал, что слезать назад его уже не попросят. Он деловито, хотя и слегка робко, обнюхал мою кофту под курткой и, окончательно устроившись на своём новом месте, засунул греться нос куда-то в шею… Это и теперь его излюбленная поза: Остин, так мы его назвали, вот уже почти три недели достаточно энергично осваивает наше жилищное пространство. Он настойчиво будит нас по утрам, отчаянно вылизывая мягким язычком всё, что не удалось вовремя спрятать под одеяло, таскает у мужской половины семейства носки, которые они никак не отучатся убирать с пола, и бегает за всеми следом. Из-за чего его сын окрестил не Остиком, а Хвостиком. Кстати, его настоящий хвостик постоянно находится в движении, выражая таким образом свою искреннюю к нам привязанность и любовь. И глядя на него, теперь всегда хочется улыбаться – столько в нём радости, энергии и тепла!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *